menu

С чего начать знакомство с Санкт-Петербургом?

Город, лучше которого нет на свете, очаровывает и по сей день. Сказочная иллюзия белых ночей не сравнится ни с одним природным явлением земного шара. Многоликие лабиринты каналов с нависшими, искусно оформленными мостами увлекают за собой в путешествие и превращают его в настоящий экскурсионный тур по историческим местам. На каждом шагу здесь дворцы и памятники.

Самый узнаваемый символ города – Петропавловский собор – с золотым ангелом-флюгером, поддерживающим крест на его устремленном ввысь шпиле. Отсюда есмь пошел Санкт-Петербург, когда в 1703 году царь Петр вырезал крестообразно дерн, и увидев парящего в небе орла, повелел считать сие место началом новой столицы. Сегодня Петропавловская крепость – не тюрьма. Но слышится эхо шагов по стилизованной булыжной мостовой и полутемные казематы не сравнятся с видами невских просторов, открывающимися из оконцев. Золотокрылые ангелы в белых одеждах над алтарной частью собора осеняют своей святостью места захоронения российских императоров.

«Бродвей» Северной столицы – Невский проспект – несет целостный кладезь достижений итальянских гениев зодчества. Этот питерский Арбат величественен и возвышающе красив, так как создавался во времена расцвета императорского могущества. 

Казанский собор и Александро-Невская Лавра, католическая, лютеранская и армянская церкви соседствуют с Большим Гостиным Двором, Елисеевским магазином, Домом Книги. Невский проспект и прилегающие к нему улицы – Садовая, Конюшенная, Литейный, Владимирский – словно готовы заговорить с прохожими, посвящая их в тайны прошлого, в том числе литературной и художественной богемы.

Летний Санкт-Петербург прекрасен отнюдь не раскаленным асфальтом и контрастом ветерка с Невы, а зеленью Сенатской площади и шумом листвы в Летнем саду, дарящим долгожданную заветную прохладу. Зимний город напоминает белоснежный рай, когда сквозь белую дымку парящего снега проглядывают строгие очертания колонн, статуй, фризов, балюстрад, и чайки ходят босиком по краям полыней на Неве. 

Дождливому осеннему городу не противоречат мокрые набережные из серого гранита; напротив, вся жизнь словно уходит «на острова». И сквозь серую завесу постоянной измороси едва различимы желтизна здания Генерального штаба и зелень Зимнего дворца – Эрмитажа. О нем – особое слово.

В Эрмитаже более 1000 комнат, заполненных не только единственными в России экземплярами искусства (как «Скорчившийся мальчик» Микеланджело), но и неожиданными обитателями, вроде специально выращенных котов и кошек. Миновав 250-летний рубеж, музей остается одним из самых притягательных центров мирового искусства. Простор и сдержанность Дворцовой площади, с одной стороны, и лебединый разворот стрелки Васильевского острова, с другой, можно лицезреть из окон Зимнего, проходя по его залам и мимоходом выглядывая из этой «страны чудес» во внешнюю реальность. Атланты, держащие своды на каменных плечах, строгая и торжественная Зимняя канавка – все это Эрмитаж.

Истинное наслаждение для ценителя старины – идти по улице живой истории. «Здесь Таня Савичева написала свой блокадный дневник», читаем на доме, расположенном на Васильевском острове, а там жил поэт А. Блок. В неказистой церкви на Конюшенном дворе отпевали убитого на дуэли А.С. Пушкина, а для рабочих Невского завода В.И. Ульянов (Ленин) написал свою первую листовку. И неловко становится идти с беспечным видом по тем же самым переулкам, смотреть в лицо опустившему глаза бронзовому Гоголю, касаться рукой следа от одного из 148 478 фашистских снарядов, выпущенных по блокадному Ленинграду.

Кораблик на шпиле Адмиралтейства олицетворяет еще одну ипостась Санкт-Петербурга – это город-порт. Сразу за Благовещенским мостом начинаются стоянки пассажирских судов, в том числе знаменитых (парусник «Седов», ледокол «Красин»). И вплоть до самой гавани, то здесь, то там – яркие признаки речного и морского судоходства – пристани и пирсы. 

Кронштадт – воплощение действующего центра флотской жизни. Заброшенный ныне ансамбль Новой Голландии изначально задумывался как место производства и ремонта кораблей. Развод мостов – не только утилитарная необходимость, но и тайный обряд, символичный для всех влюбленных и трогающий их взаимные чувства любви и нежности.

Знакомство с Петербургом представляется неполным без посещения его пригородов. Торжественный помпезный Петергоф и ярко-голубое Царское Село, живописный романтический Павловск превратят любой выходной день в настоящий праздник, полный новых впечатлений и незабываемых встреч с прошлым. Живописные фонтаны и статуи, величественные дворцы-резиденции и парадные павильоны, природные каскады и особенности местности, в том числе Финский залив, запомнятся на всю жизнь.