menu

Декабристы и Петропавловская крепость

Несмотря на то, что первые упоминания об узниках фортеции в письменных источниках появились еще в 20-х годах XVIII века, зловещую славу политической тюрьмы она приобрела спустя столетие. Массовое "заселение" особо опасными государственными преступниками произошло сразу же после неудавшегося Декабрьского восстания.

Декабристы в крепостной неволе

Преамбула

Кем же были декабристы по своему статусу и какие цели преследовали? На первый взгляд, удивительно то, что это элита общества. Потомственные дворяне, преимущественно военные, 115 из них уже успели стать героями войны 1812 года. Люди всем обеспеченные, в том числе и славой. Но нельзя забывать, что это были и одни из самых образованных граждан России, стоящих интеллектуально выше среднестатистического большинства населения. Да, они находились "страшно далеко от народа", но тем лучше они видели необходимость в отмене крепостного права и падении самодержавия. В желании блага народу и России кроются причины мятежа. 

Будущие узники использовали приведение столичных войск к присяге Николаю I, назначенное на 14 декабря 1825 года, как повод для начала выступления. Утром на Сенатской площади они собрали преданных им более 3 000 солдат лейб-гвардии Московского и Гренадерского полков и матросов Гвардейского экипажа. Но события развивались по другому сценарию, и восставшие не смогли заставить Сенат принять подготовленный Трубецким и Рылеевым «Манифест русского народа».  

Испуганный Николай I приказал расстреливать непокорных в упор из пушек: «Иначе бунт мог сообщиться черни, и тогда окруженные ею войска были бы в самом трудном положении». К ночи площадь покрылась множеством трупов, а Нева окрасилась в красный цвет. Выживших сразу стали размещать по тюрьмам в соответствии с предписанием, данным лично Николаем. Руководители восстания и наиболее активные его участники были отправлены именно в Петропавловскую крепость.


Одиночная камера

Допросы и суд

Первым в одиночку Алексеевского равелина заточили Рылеева, вскоре там же оказались с императорским повелением «строжайше за ним наблюдать» Горский, Арбузов, Вишневский, Бодиско, Кюхельбекер. В следующей партии были Якубович, Панов, Оболенский, братья Бестужевы, Каховский и другие. Последним после неудачного мятежа Черниговского полка сюда "поселили" Пестеля. 

Каждый из узников не знал, кто находится по соседству, а некоторые даже не имели представления, где вообще находятся. Арестованных было так много, что не хватало мест не только в Секретном доме, Зотове и Трубецком бастионах, камерах-клетках куртин, переоборудованных под одиночки солдатских казармах, но и в помещениях лаборатории и Монетного двора. 

По решению императора правосудие осуществлял не Сенат, а специально для этого созданный в обход существовавшего в то время законодательства Верховный уголовный суд, за которым стоял лично Николай I. Он же допрашивал в Зимнем дворце заключенных по одиночке. К судьям в допросную комнату в Комендантском доме Петропавловки арестантов водили с завязанными глазами и руками, а на особо непокорных надевали 23-фунтовые кандалы. Однако вопреки ожиданиям Кровавого узники носили цепи с гордостью. Им нельзя было разговаривать ни друг с другом, ни с конвоем. Как ни странно, но именно благодаря этой мере в крепости-тюрьме стараниями братьев Бестужевых появился свой телеграф на основе перестукивания, который потом широко использовался не одним поколением заключенных. Да и охранники из нижних чинов не всегда следовали строгим инструкциям, и некоторые из них помогали страдальцам за благо народное. 

Для того чтобы вырвать признание, следователи заставляли арестованных по нескольку часов ждать допроса, запрещали переписку и свидание с родными, сажали на воду и хлеб, о прогулках вообще не могло быть речи. Полная изоляция и провокации, когда обвиняемому показывалось якобы признание сотоварища, - на этом фоне звучали откровенные угрозы и вкрадчивая лесть вершителей судеб. 

Но не менее тяжелыми, чем допросы и психологический прессинг, были сами бытовые условия содержания в крепости.


Казематы Петропавловки

Бытовая инквизиция

Сохранилось немало мемуаров декабристов, кто провел в заточении длительное время. По их воспоминаниям видно, что камеры узников имели разную форму, но были одинаково маленькими, в среднем 6х4 шага. Если даже там имелось окно, то оно закрашивалось белой краской и густо зарешечивалось. В такой обстановке свет внутрь практически не проникал, и здесь царил постоянный полумрак. 

Еще одной проблемой была невероятная сырость. Как позже отмечал старший чин Генштаба Басаргин, невольный "гость" Кронверкской куртины: "Со стен текло, теснота не позволяла мне делать никакого движения". Печное отопление превращало пар в воду, которая ежедневно выносилась в тазах. Как следствие арестованные часто болели ревматизмом, туберкулезом и другими сопутствующими подобным условиям заболеваниями. 

Вот как охарактеризовал свое пребывание в каземате Невской куртины А.П. Беляев: "В одном углу стояла кровать... в другом стол, на котором стояла лампадка с фонарным маслом, копоть от которого проникала в нос и грудь, так что при сморкании и плевании утром все было черно, пока легкие вновь не очищались в течение дня". 

Если добавить к этому описанию неизменных сокамерников: тараканов, мокриц, сороконожек, блох и прочих гадов - и скудное питание, часть выделенных денег на которое комендантом банально разворовывалась, то можно представить условия пребывания декабристов в Петропавловской крепости.


Декабристы в кандалах

Солдаты-декабристы в Петропавловке

14 декабря ночью одновременно с офицерами в фортецию стали направлять и участвовавших в восстании солдат, в том числе и раненых. Однако в январе 1826 года они были преимущественно перенаправлены в старинные крепости Выборгский шлосс и Кексгольм с тяжелыми условиями заключения. 

В крепости до вынесения приговора остались только наиболее активные: унтер-офицер Иевлев, фельдфебель Неженцев, рядовой Никитин, лейб-гренадеры Долговязов, Соловьев, Рытов, Трифонов и Федотов. В качестве наказания им была определена каторга в Сибири, а лейб-гвардейцам 8 тысяч ударов шпицрутенами. 


Декабристы на Сенатской площади

Приговор

Для вынесения приговора офицеров-декабристов партиями направляли в Комендантский дом, где они узнавали об отправке в Сибирь. Тяжесть наказания зависела от "вины". Для этого все арестованные были разделены на 12 разрядов и 5 человек-смертников остались вне разрядов. Первоначально суд приговорил к смерти 36 человек, однако остальным она была заменена разными сроками каторги.  

Рылеев, Бестужев-Рюмин, Каховский, Пестель, Муравьев-Апостол должны были подвергнуться четвертованию, но Николай I "милостиво" заменил его на повешение. Присутствовавшие на церемонии врач, священник и 2 цирюльника не потребовались. Смертники мужественно выслушали решение судей. Последняя их ночь прошла в Кронверкской куртине. Сохранилось предсмертное письмо Рылеева к жене, где он говорит о своем "утешительном спокойствии" перед казнью.


В крепостном подземелье

Казнь и захоронение

Печальное действо состоялось на крепостном кронверке, где был поставлен эшафот на 5 человек. Однако когда помост упал, то над Рылеевым, Каховским и Пестелем веревки оборвались и троица рухнула вниз. Организаторам казни пришлось в спешном порядке искать в близлежащих торговых лавках прочные веревки. И только со второй попытки казнь состоялась. 

Поскольку уже было раннее утро и на месте казни быстро собирался народ, было решено хоронить тела, которые сам Николай I отказался выдать родным, ночью. Телега с ними находилась в училище торгового мореплавания. Тайно захоронены декабристы-смертники по наиболее вероятной версии на острове Голодай, который в 1926 году переименовали в остров Декабристов. На месте казни в советское время был установлен обелиск с высеченными именами героев.  


Казнь Рылеева, Пестеля, Каховского, Бестужева-Рюмина и Муравьева-Апостола Обелиск декабристам на месте их казни. Арх. В. Петров, А. Леляков, скульпторы А. Игнатьев, А. Дема