menu

Зловещие адреса Петербурга: экскурсия по местам десяти знаменитых убийств

История Санкт-Петербурга богата на события как героические, так и трагические. Есть в ней немало страниц, овеянных тайнами и легендами, политические интриги, заговоры и поражающие своей жестокостью преступления, которые оставили кровавый след на улицах и площадях Петербурга.

Впрочем, это характерно для столицы любого государства, да и для каждого более или менее крупного города. Человеческая жестокость, нередко оправдываемая высшими целями, всегда соседствовала рядом с героизмом и творческими порывами.

Страницы кровавых преступлений – неотъемлемая часть истории Северной столицы, и прогулка по местам самых знаменитых убийств позволит лучше понять этот необычный город.

Медный всадник Источник: https://commons.wikimedia.org/

Михайловский замок

Михайловский замок, построенный по указу Павла I, стал местом его убийства. Не спасли этого императора ни рвы, наполненные водой, ни толстые стены, ни пушки.

Жестокое и во многом абсурдное убийство очень долго не признавалось властями. По официальной версии смерть Павла наступила от апоплексического удара. А некоторые представители петербургского общества шепотом добавляли: «табакеркой по голове».

Павел I был одним из самых непопулярных российских императоров. Конечно, ненавистников и недоброжелателей хватало у любого государя. Но Павел своим самодурством и абсурдными поступками, казалось, намеренно провоцировал общество. Что стоит только его принятие титула Великого магистра Мальтийского ордена и предложение папе римскому переехать в Санкт-Петербург.

Павел смог поссориться с Англией – давней союзницей России, и, вероятно, правы те историки, которые видят в организации заговора против этого императора руку Британской империи.

Вечером 11 марта 1801 года более 40 заговорщиков проникли в Михайловский замок, расправились с незначительным количеством верных Павлу офицеров и потребовали от государя подписать бумагу об отречении от престола. А после отказа граф Николай Зубов оглушил императора, ударив по голове золотой табакеркой, а потом Павла задушили гвардейским шарфом.

Знал ли о заговоре сын Павла и будущий император Александр I до сих пор неясно. Хотя многие историки считают, что организаторы покушения вице-канцлер граф Никита Панин и граф Петр Пален поставили в известность о своих планах сына Павла I.


Михайловский (Инженерный) замок. Автор: Грозовский. Источник: https://commons.wikimedia.org/

Спас на крови

Павел далеко не первый русский царь, ставший жертвой заговорщиков, и не последний. В 1891 году от рук террористов погиб Александр II – сын Николая I. Этого императора называли «освободителем», отменившим крепостное право, его реформы сыграли важную роль в развитии экономики России и повышении ее политического престижа. И в то же время на Александра II было совершено 8 покушений – больше, чем на любого другого из российского государя.

После первых покушений для усиления безопасности императора были приняты дополнительные меры и даже создана специальная Верховная распорядительная комиссия. Но это не помогло.

Организатором убийства Александра II стала российская революционно-террористическая организация «Народная воля», члены которой неоднократно пытались убить императора. Удачным, да и то не сразу, стало восьмое покушение.

13 марта 1881 года по набережной Екатерининского канала (ныне канал Грибоедова) должна была проследовать императорская карета с сопровождением. Чтобы поглазеть на царский кортеж собралась немало зевак, в толпе, которых затерялись замышлявшие убийство террористы.

Один из них – Николай Рысаков – кинул бомбу в карету императора. От взрыва погибли, и было ранено несколько человек, но сам Александр II не пострадал. Выбравшись из кареты, он даже подошел к раненым и к самому террористу. А затем, видимо, пребывая в шоке, направился по набережной прочь от места преступления, хоть сопровождающие полицейские уговаривали его вернуться.

В этот раз террористы хорошо подготовились. Софья Перовская – одна из ведущих фигур в союзе «Народная воля» - подала сигнал второму бомбометателю, махнув с моста белым платком. Находившийся недалеко Игнатий Гриневицкий бросил бомбу буквально под ноги императору.

Этот взрыв стал для Александра II роковым – он получил смертельное ранение в живот, и ему оторвало ноги. Еще живого государя принесли во дворец, где он скончался. А на месте кровавого преступления на пожертвования горожан был построен собор Спас на крови, над проектом которого работали архитектор Альфред Порланд и архимандрит Игнатий (Малышев).


Храм Спаса на крови. Источник: https://commons.wikimedia.org/

Черная речка

27 января 1837 года на окраине Петербурга, в небольшом лесочке недалеко от Комендантской дачи произошла дуэль, лишившая Россию одного из самых ярких представителей мировой культуры. Здесь выстрелом в живот был смертельно ранен Александр Сергеевич Пушкин.

Можно, конечно, спорить, стоит ли считать эти популярные у дворян поединки формой убийства, ведь рискуют жизнью оба дуэлянта. Тем более дуэль Пушкина с приемным сыном барона Геккерна Дантесом была не первой его дуэлью, а двадцать первой. Так, по крайней мере, считают пушкинисты. С другой стороны, эти «поединки чести» довольно часто, в том числе и в России, были средством устранения нежелательных людей. И история с ухаживанием Дантеса за женой Пушкина Натальей Гончаровой вполне могла быть не причиной дуэли, а лишь ее поводом.

Так или иначе, после попыток друзей Пушкина отговорить его от поединка и нескольких переносов даты дуэли, она все же состоялась, и роковый выстрел прозвучал. Смертельно раненного Пушкина секунданты привезли домой на набережную Мойки, 12, где он скончался спустя два дня.

Уже через несколько лет после гибели поэта на месте его смертельного ранения была установлена памятная табличка. В 1937 году здесь поставили обелиск с барельефом Пушкина работы скульптора Матвея Генриховича Манизера, а позднее разбили сквер. Две памятных стелы на месте предполагаемого расположения дуэлянтов появились в 1962 году.


Место дуэли А.С. Пушкина. Автор: Екатерина Борисова. Источник: https://commons.wikimedia.org/

Юсуповский дворец на набережной Мойки

Здесь во дворце, принадлежащем знатному роду Юсуповых, 17 декабря 1916 года был убит Григорий Распутин – одна из самых одиозных фигур Петербурга начала XX века.

Выходец из сибирских крестьян Григорий Ефимович Распутин за сравнительно непродолжительное время смог завоевать доверие императрицы Александры Федоровны и настолько приблизился к царю, что его вмешательство во внутреннюю и внешнюю политику России вызвало беспокойство знати.

Кем был на самом деле Распутин – хитрым авантюристом, стремящимся нажиться на знакомстве с царской семьей, или святым старцем, обладающим даром целительства, не известно. Но личностью он являлся незаурядной.

В конце 1916 года несколько влиятельных людей, среди которых были князь Феликс Юсупов и депутат Государственной думы Пуришкевич, решили убрать Григория, дискредитирующего и без того пошатнувшуюся российскую монархию. Заговор возглавил двоюродный брат Николая II князь Дмитрий.

Князь Юсупов пригласил Распутина в свой дворец, в подвале которого для старца был накрыт стол с дорогим вином и пирожными, начиненными цианистым калием. Яд на Григория не подействовал, и Феликс Юсупов выстрелили в него в упор. Пуля попала в грудь, но и она оказалась не смертельной. Раненый Распутин смог выбить запертую дверь и выбежать во двор, где в него стреляли, по крайней мере, два раза – в спину и в голову. Все еще живого старца заговорщики завернули в медвежью шкуру, отвезли на реку и сбросили в прорубь.

Необычайная живучесть старца придает этому преступлению мистическую окраску и, с точки зрения многих, является подтверждением сверхъестественных способностей Распутина. 

Убийству Григория Ефимовича посвящена экспозиция, размещенная в подвале Юсуповского дворца, в помещении, где старец встречался с заговорщиками.


Юсуповский дворец на набережной Мойки. Источник: https://en.wikipedia.org/

Площадь искусств, дом 4

Политические убийства всегда вызывали громкий резонанс, и общество нередко относилось неоднозначно как к исполнителям, так и к жертвам. Иногда убийца приобретал в глазах толпы ореол героя и борца за правду. Показательна в этом отношении история убийства Николая Владимировича Мезенцева – шефа жандармов, возглавлявшего Третье отделение. 

Представители революционных кругов, в частности, организации «Земля и воля» считали Мезенцева ответственным за ряд жестоких приговоров, вынесенных революционерам.  Решение о его уничтожение, по сути, лишь один из эпизодов террористической борьбы второй половины XIX века. Но исполнение этого решения было настолько ярким и дерзким, что о нем долго говорили. 

Утром 4 августа 1878 года генерал Мезенцев возвращался домой из церкви пешком. На Михайловской площади (ныне площадь Искусств) рядом с кондитерской Кочурова на шефа жандармов налетели два молодых человека. Один из них ударил Мезенцева кинжалом в живот, затем террористы вскочили в повозку и скрылись. 

Убийца шефа жандармов – личность довольно примечательная и хорошо известная в свое время. Сергей Степняк-Кравчинский – пламенный революционер, блестящий публицист и одержимый идеей мстить «смертью за смерть». Ему удалось избежать ареста и уехать за границу, где он продолжал свою публицистическую и пропагандистскую деятельность. 

И еще одни интересный факт. Сергей Михайлович Кравчинский стал прообразом героя романа Лилиан Войнич «Овод». Только Оводу повезло меньше. 


Площадь искусств, 4. Источник: https://commons.wikimedia.org/

Набережная Обводного канала, дом 11

Еще одно известное политическое убийство произошло напротив Варшавского вокзала (сейчас в его здании ТРЦ «Варшавский экспресс») в 1904 году, 28 июля. Очередной жертвой террористов стал министр иностранных дел, действительный тайный советник Вячеслав Константинович фон Плеве. 

Поводом для убийства стали не преследования революционеров, хоть Плеве и отличался  крайней реакционностью, а еврейские погромы в городе Кишиневе. Виновным в их организации боевики-эсеры почему-то объявили министра иностранных дел. Хотя, надо признать, что Вячеслав Константинович был известен своей жестокостью и непримиримостью к любому свободомыслию. Даже сам тайный советник Константин Победоносцев считал Плеве подлецом. Что, впрочем, не может оправдывать использование террора как метода борьбы с произволом. Одно другого стоит. 

Неоднократные попытки покушения на министра предпринимались с марта 1904 года, но осуществить задуманное удалось только в июле. Руководил тщательно подготовленной операцией Борис Савенков, а «честь» нанесения основного удара была предоставлена Егору Сазонову. В покушении участвовало несколько человек, которые буквально сопровождали карету министра. 

Охрана Плеве свои функции явно выполняла плохо, так как «бомбисту» удалось приблизиться вплотную к карете и кинуть в нее бомбу весом более 5 килограмм. Карету буквально разнесло в щепки. Плеве и его кучер погибли на месте, а несколько человек были ранены. Серьезно пострадал и Егор Сазонов. Но он выжил, и суд приговорил его к 25 годам каторжных работ. 


Здание бывшего Варшавского вокзала. Автор: Георгий Шуклин. Источник: https://commons.wikimedia.org/

Дворцовая площадь. Главный штаб

Политические убийства продолжались и при новой власти, и некоторые из них имели последствия более кровавые, чем сами преступления. 

30 августа 1918 года в здании Главного штаба, где в то время располагался Комиссариат внутренних дел, был застрелен Моисей Урицкий — председатель ЧК Петрограда. 

Урицкий, конечно, отличался жестокостью и бескомпромиссностью к «врагам революции», но это вообще характерно для того времени. Убийство председателя ЧК было тем более странно, что истинные мотивы его так до сих пор остались невыяснены. 

Убийца Урицкого – поэт Леонид Каннегиссер – относился к представителям богемы и слыл романтически настроенным революционером. Застрелив председателя ЧК, поэт уехал на велосипеде. Но недалеко – на Миллионной улице его задержали. 

Убийство пытались связать и с эсерами, и с произошедшим в тот же день покушением на Ленина, в которого стреляла Фани Каплан. Но никакой связи не было, и в качестве официального мотива в деле фигурирует месть Каннегиссера за расстрелянного друга. 

Так или иначе, но после убийства Урицкого был объявлен «красный террор», во время которого пострадало много людей, не имеющих отношения к политическим баталиям. 


Дворцовая площадь. Здание главного штаба. Автор: Пивоварова Надежда. Источник:https://commons.wikimedia.org/

Парк лесотехнического университета

Любовь не только высокое чувство, но и источник страстей не менее сильных, чем политика. Кровавые преступления, причиной которых стали романтические отношения, потрясают своей абсурдностью, иррациональностью. 

Одним из средств устранения соперника и доказательства своих прав на возлюбленную издавна считались дуэли, которые нередко заканчивались трагически. Конечно, сейчас самой известной дуэлью в Санкт-Петербурге считается поединок Пушкина с Дантесом. Однако в первой трети XIX века столичное общество потрясла и другая дуэль, которую обсуждали не меньше, чем гибель популярного поэта. 

На территории парка нынешнего лесотехнического университета 14 сентября 1825 года стрелялись Владимир Новосильцев – флигель-адъютант и поручик Константин Чернов. 

Суть конфликта проста: Новосильцев обесчестил сестру поручика, пообещал на ней жениться, а потом отказался, сославшись на запрет матери. Чернов вызвал флигель-адьютанта на дуэль, причем условия он установил такие, которые не давали шансов ни одному из дуэлянтов – противники должны были стреляться с трех шагов. 

Исход поединка очевиден – оба молодых человека, получив смертельные ранения, скончались. 

На месте этой дуэли в парке лесотехнического университета на Институтском проспекте в 1988 году поставили стелу, а два каменных круга обозначили места расположения противников. 


Парк лесотехнического университета. Место дуэли. Автор: Муратов Витольд. Источник: https://commons.wikimedia.org/

Троицкая площадь

Но если простые смертные для доказательства своих прав на женщину и устранения соперника использовали дуэли, то правители зачастую выбирали более радикальные и в то же время безопасные для них средства. 

Всем известно лобное место в Москве, где до XVIII века совершались публичные казни. Во времена Петра I таким местом в Санкт-Петербурге была Троицкая площадь, расположенная на Петроградской стороне. 

14 марта 1719 года на площади была казнена фрейлина Екатерины I и любовница Петра I, красавица Мария Гамильтон. 

Мария происходила из известного шотландского рода, один из представителей которого приехал в Россию еще при Иване Грозном. Попав  ко двору императрицы в пятнадцатилетнем возрасте, Мария всеми силами пыталась привлечь к себе внимание Петра. Так, по крайней мере, считали современники, и с ними согласны историки. Девице это удалось, она попала в так называемый «постельный реестр» царя, и почти 10 лет была его любовницей. И, конечно, не единственной —  любвеобильный и непостоянный император, часто изменял не только жене, но и красавице-фрейлине. Она не оставалась в долгу, утешаясь в объятьях его денщика Ивана Орлова, которому платила за молчание драгоценностями, украденными у императрицы. 

Не оставляя надежды стать единовластной хозяйкой сердца Петра I, а возможно, и российского трона, Гамильтон дважды избавлялась от плода нежелательной беременности, а третьего, уже родившегося ребенка задушила. Это стало известно, а затем вскрылись измены и воровство Марии. 

Петр I подписал приговор о казни за детоубийство и присутствовал на ней. По словам очевидцев, после того как палач обезглавил бывшую любовницу царя, Петр поднял ее голову, поцеловал в мертвые губы, затем перекрестился, отбросил и ушел. А голову приказал заспиртовать и сохранить в Кунсткамере. 

16 ноября 1724 года здесь же, на Троицкой площади был обезглавлен адъютант Петра I Вилли Монс. Официально его обвиняли во взяточничестве, но истинная причина жестокой казни была в другом. Монсу симпатизировала супруга Петра I Екатерина, правда, был ли он любовником императрицы, как о том шептались придворные, не известно. Но за свою связь с Екатериной Монс поплатился головой, которая была водружена на шест. Обезглавленное тело еще несколько дней лежало на площади, а голову Петр I тоже приказал заспиртовать. 

Головы Марии Гамильтон и Вилли Монса хранились в Кунсткамере, пока узнавшая про них Екатерина II не приказала похоронить страшные экспонаты. 


Троицкая площадь. Источник: https://commons.wikimedia.org/