menu

Меншиковский дворец

Аудиогид: 
Фотографии
Категория: 
Адрес: 
Санкт-Петербург, Университетская наб., 15
Ближайшее метро: 
Василеостровская
Рейтинг: 
0
Строительство
1710-1720 гг.
Даты открытия
02.02.1981 г.
Официальный сайт: 
http://www.museum.ru/M178

Петровская эпоха… Петербург только начинает расстраиваться и ему еще очень далеко до блестящей столицы российской империи… А тем временем неординарная и окруженная сотнями догадок и сплетен личность Александра Меншикова уже приковывает к себе внимание. Да что там общественное мнение: самому Петру без любимого князя уже невмоготу. Незаменимый ближайший соратник, друг и любимец по возможности везде сопровождал своего царя – тому, казалось, вечно недоставало Меншикова. 

За это, судя по всему, и получил вчерашний простолюдин Алексашка все свои титулы – генерал-фельдмаршала, генералиссимуса, светлейшего князя, первого губернатора Петербурга.

Именно Меншиков был главным исполнителем всех царских замыслов, особенно, что касалось постройки и заселения города. Своим созданием Северная столица обязана в равной мере как Петру, так и князю Александру Даниловичу: его умение, сноровка и сметливость сыграла немалую роль в становлении города на Неве.

Отдавая много сил построению Петербурга, неустанно работая денно и нощно, князь, впрочем, не забывает и о себе, любимом. Так, словно между делом и в то же время на благо царя и города, Меншиков воздвигает красивейший дворец – как нельзя лучше обустроенный для увеселений и приема гостей. Считается, что Меншиковский дворец стал тем местом, откуда, собственно, и начался Петербург. 

В современном городе  он, несомненно, выступает одной из тех достопримечательностей, которую надобно всенепременно посетить. 

А подарю-ка я тебе, Алексашка,… остров Васильевский! 

Вскоре после основания Петербурга Петр Алексеевич подарил своему приближенному не какой-нибудь кусочек земли, а целый Васильевский остров.  Отхватив такой воистину царский подарок, оставалось лишь обосноваться в нем с размахом. Меншиков начал с обустройства подворья, заложив сад и огород. А так как у князя, понятное дело, все должно было быть на высшем уровне, то для обустройства сада пригласили мастера, знающего толк в этом деле – голландца Яна Эйка. Садовник сформировал сетку дорожек, вырыл пруды, украсил сад скульптурными композициями, а для развлечений «закрепил» все это дело лабиринтами. Даже Нева была призвана в помощь диковинным обустройствам: от реки выкопали канал с бассейном, служащий своеобразным парадным подъездом к дворцу.

Летом 1704 года в глубине участка начали возведение деревянного дворца. Документы свидетельствуют: спустя два года в нем приступили к отделке помещений, завершив ее лишь в 1710 году.  А так как шведы продолжали недобро посматривать на желанные земли, князь побеспокоился об оборонительных сооружениях вокруг поместья. 

Итак, необыкновенной красоты меншиковский дворец по своей внешности и лоску скорее был «итальянцем», нежели домом с русской душой. Подобную красу в то время мог сотворить лишь Доменико Трезини. Сам дом был выстроен в форме буквы «П», а украшало его высокое крыльцо, ведущее на второй этаж. Думается, государственному деятелю княжеского ранга было не стыдно в подобном великолепии устраивать официальные торжества и приемы гостей. 

Первым запоминающимся таким празднеством стала свадьба Анны Иоанновны – племянницы Петра Алексеевича.

Еще полностью не достроив дворец деревянный, в 1710 году  мастера приступили к возведению каменного. Работами руководил зодчий Франческо Фонтана, в помощь которому Меншиков отправил своих крепостных, а также лучших плотников, штукатуров и многочисленную армию наемных рабочих. Успев возвести лишь первый этаж нового дворца, Меншиков уже вовсю гулял в нем новоселье. Спустя всего год были построены боковые корпуса, а также обустроен центральный ризалит. А так как большинство влиятельных лиц тогдашнего Санкт-Петербурга не имели еще личных владений, то они с готовностью пользовались гостеприимством Меншикова: в стенах его дворца, к примеру, играли свадьбы боярин Яков Долгоруков и полководец Борис Шереметев. 

О том, что негоже русскому князю не в роскоши жить…

Архитектор Фонтана, не выдержав тяжелых петербургских условий, вернулся на родину,  не окончив строительства. Продолжил начатое им дело архитектор Иоганн Шедель. Имея большое влияние и власть, князь привлекал для строительства своей резиденции самых  известных зодчих – Трезини, Растрелли, Маттарнови, Леблона. 

К 1714 году трехэтажное здание было завершено, и Меншиков заселился во дворец. На тот момент он оказался самым высоким зданием в Северной столице, а по роскоши и великолепию ему просто не было равных. У царя-батюшки хоромы и то были одноэтажные, купающийся же в роскоши князь не жалел средств на благоустройство своего «гнездышка».  

Спустя несколько лет здание расширили, было пристроено еще одно крыло. Дворец по-прежнему процветал и лидировал как наиболее респектабельное и видное здание в городе. 

Обустроен он был на европейский манер: внутреннее убранство сверкало голландской плиткой, которую Меншиков получил в подарок от тамошних купцов. Комнаты были обставлены французской и итальянской мебелью, крышу дома раскрасили необычайными бело-красными ромбами. Шесть статуй своим присутствием украшали аттик здания. Украшением дома служила княжеская корона. 

Во дворце главным считался второй этаж, где располагался Ассамблейный зал. Сам царь пользовался этим залом для приема послов: «петровские ассамблеи» насчитывали до 200  человек! Такой зал смог вместить и всю публику по случаю проведения маскарада в честь Ништадтского мира.

Первый же этаж дворца предназначался для дел государственных. Кроме помещений для официальных мероприятий, здесь же были комната для дежурных и подсобки для различных мастерских. Для погребов и служащих князя предназначался цокольный этаж. 

Вот она участь царского любимца: пожил сам – дай пожить другим…

Но, как говорится, «недолго музыка играла»… Как известно, для князя Меншикова жизнь  в роскоши и богатстве закончилась довольно печально – ссылкой.  Теперь уже бывшая его резиденция использовалась как склад, а позднее по указу императрицы Анны Иоанновны дворец перешел военному училищу – Сухопутному шляхетскому кадетскому корпусу. Еще спустя год все дворцовые помещения переоборудовали для нужд учебного заведения. Многое перестроили-переоборудовали, а в 1745 году Ассамблейный зал переделали под домовую церковь. Корпуса дворца, возведенные до 1714 года, стали именоваться церковью Кадетского корпуса. Квартиры церковнослужителей разместили здесь же. 

Усадебный сад тоже не оставили в первозданном виде: большинство тамошних деревьев и скульптур по велению императрицы Елизаветы перенесли в Летний сад. 

Уже при правлении Александра III в помещениях, сохранивших отделку времен Меншикова, обустроили музей Первого кадетского корпуса. 

После прихода Советской власти в Меншиковский дворец «поселили» Военно-политическую академию, а церковь и музей – закрыли. К концу 30-х годов здание перешло под патронат Военно-Транспортной академии, а в некоторых помещениях работал 1-й Юридический институт. В блокадное время здесь размещался военный госпиталь. 

В 1956 году Меншиковский дворец сдавали Ленинградскому государственному университету, а уже в 1967 оно отошло Государственному Эрмитажу. Спустя десятилетие началась реставрация здания: появилось предложение воссоздать его первоначальный облик и уже в 1981 году в нем открыли музей дворянского быта XVIII века, филиал Государственного Эрмитажа. В начале нынешнего  столетия велась работа по восстановлению короны и вазы на фронтонах, а возле входа установили бюст Александра Меншикова. В планах – восстановление скульптурного великолепия на аттике. Реставрационные работы продолжаются…

Тот, кто попадает на экскурсию в Меншиковский дворец, уверяет: в доме абсолютно не чувствуется давления величественных стен, не замечается помпезности, присутствует лишь некое восхищение красотой и ощущение уюта. Вот ведь, как строили! 

 

Добавить комментарий