menu

Петергоф. Нижний парк. Монплезир

Аудиогид: 
  Фотографии
Категория: 
Рейтинг: 
0
Средняя оценка None
Основатель
Петр І
Строительство
1714 - 1722 г.г.
Архитектор
Андреас Шлютер

Ожидание удовольствия длиною в 9 лет…

Деятельный Петр I, вооружая отечественную экономику лучшими западными технологиями и проводя государственные реформы, успевал воплощать в жизнь замыслы постройки «домов отдыха» в Петергофе. Для отдыха души и тела был задуман дворец «Монплезир»: само название говорило за себя – «Мое удовольствие». Для начала в свое удовольствие Петр Алексеевич собственноручно нарисовал общую планировку и сад перед зданием. Раритет этот до сих пор хранится в музее.  Император мечтал об уединенном отдыхе и поэтому лично выбирал для своей утехи  место на берегу Финского залива.

Великий Петр легких путей не искал… Для возведения дворца в первую очередь следовало создать ни много, ни мало, а целый искусственный мыс.

В 1710 году работа закипела... Уже зная предположительно контуры будущего здания, соорудили кирпичную стену,  а из валунов и булыжников – заслон от атаки морских волн. Часть морского дна оказалась огражденной – на ней и начали обустройство подвальной части здания, предварительно засыпав котлован камнями.  

Точных данных по автору проекта дворца не существует, но предположительно, судя из письма царя к Александру Меньшикову –  его доверили разработать немецкому архитектору Андре́асу Шлю́теру.

Полных  9 лет ожидал Петр свое «удовольствие»: с 1714 по 1722 год длилось строительство  одноэтажного здания дворца.  Интересный архитектурный прием обыграл Шлютер: к дворцу пристроил две длинные галереи, каждая из которых имела в своем распоряжении по 16 застекленных деревянных арок. Такое дивное решение позволяет человеку, находящемуся в галерее, лишь поворотом головы выбирать – любоваться парком или морем.

А прохаживаться там было где: фасад дворца тянется на 67 м. Легкость, невесомость и ажурность зданию придают 7 окон-дверей: солнечный свет словно струится и «напитывает» помещение яркостью. 

Все эти оконные решения свидетельствуют о тогдашней «стеклянной» моде в строительстве.

Отделка «Монплезира»: царская простота

Дворец выглядит, словно сказочный домик: неоштукатуренная кладка из красного кирпича, большие окна, воздушные застекленные двери и много разнообразных ниш… А мелкие детали здания – деревянные карнизы, мансарды окон, световые фонарики – все белого цвета, разительно выделяются на фоне красных стен. Подчеркнуть единение здания с морем помогает терраса с балюстрадой, расположенная перед дворцом. Именно отсюда любил Петр Алексеевич любоваться морской гладью и дорогим сердцу флотом. Здесь водная стихия и полное уединение рождали новые идеи, замыслы, планы – все на благо России.

Органичное сочетание простоты и изысканности в оформлении внешнего вида «Монплезира» дополняет внутренняя роскошь убранства. Не зря в этот  проект вкладывали силы и душу десятки мастеров своего дела – архитекторы, декораторы, резчики по дереву.  А так как Петр I сам был человеком просвещенным  и осведомленным, многое повидавшим, то хотел, чтобы и дворец его соответствовал всем запросам тогдашнего времени.

Внутренняя отделка помещений выполнялась с особой тщательностью, ибо требования Петра Алексеевича были довольно высоки. По воспоминаниям французского посла,  комнаты дворца были малы, но удобны, чувствовалось подражание голландскому стилю. И это действительно так: Петр I любил бывать в Голландии, и многое перенял оттуда. Его дворцы в меньшей степени напоминали пышные европейские резиденции – царь более тяготел к голландской деловитости и практичности. Скорей всего, Петр Великий намеревался создать себе уютный рабочий кабинет, коим должен был стать «Монплезир». А суета, помпезность и пышность – это уж, извольте, удел парадных палат.  

О зале, в котором царь становился королем…

Если «Монплезир» представить как вселенную, то центром этой вселенной, безусловно, является Парадный зал. Являясь самым большим помещением во дворце, он распростерся  во всю ширину главного корпуса и владел двумя выходами – в сад и на морскую террасу. Удобно и красиво. Все другие помещения по мере важности заняли свои позиции по бокам:  восток дворца «заведовал» Лаковым кабинетом, Буфетной и Кухней, а запад «отвечал» за Секретарскую, Спальню и Морской кабинет.

И опять игра контрастов: если фасад здания отличался строгим декором, то внутреннее обустройство разило великолепием и пышностью.  Попав в Парадный зал, можно было ощутить себя в роли «слона» или «туры», передвигающихся по черно-белым клеткам. Роль «шахматного короля», естественно, отведена хозяину дворца. Стены оформили в модном для Петровской эпохи стиле – обшили панелями из темного дуба. Сдержанность отделки компенсировали картинами в лаковых черных рамках. А над головой – огромный купол. Именно он – главный виновник  и создатель ощущения невероятной высоты помещения, его помпезности и блеска. Вдобавок купол украшает плафон с изображением Аполлона. Покровителя искусств  окружают  герои итальянской народной комедии и братья-ветра: Эвр, Зефир, Нот и Борей.

Ах, эти дорогие сердцу каморки!

Лаковый кабинет – «чемпион» по декорации: стены его украшали 94 лаковых панно со сценами китайского быта – ярко, красочно, экзотично. А между изображениями размещались 136 полочек с вычурными фигурками – сфинксы, музыканты, листики держали на себе фарфоровые чашечки. И всю эту красоту дополнял удивительный плафон. Не зря кабинет получил еще одно название – «Лаковая каморка»: сотни раз можно было рассматривать убранство комнаты и вдруг случайно  заметить очередную шикарную безделушку!

Свою приверженность к новому, к путешествиям, увлечение морем Петр I сумел выразить в убранстве любимого Морского кабинета: его панели пестрели синими изразцами с картинками кораблей и городов. Такие же изразцы украшали стены и очаг кухни.

Конечно же, близкий сердцу кабинет тоже был убран дубовыми панелями.   Облицовка дубом отделяла и галерейные стены.

Петр Великий увлекался не только мореплаваньем: он собрал первую картинную галерею в России. Это роскошное собрание живописи – более 200 полотен – находилось в кабинетах, залах и галереях «Монплезира».

А какой дворец обходится без дополнительных помещений? Всегда к услугам царственной особы – многочисленные повара и конюхи, кузнецы и работники теплиц, конвой и прислуга, а также церковные служители.

Когда по-настоящему верен, не страшны даже мины…

После смерти Петра Великого, опустевший «Монплезир» сохранил верность своему хозяину: не использовался для жилья, не менял внутренней отделки, ни разу не перестраивался. Его оберегали как реликвию. Архитектурная память о Петре была нетронутой до 1917 года и относилась к наиболее почитаемым реликвиям.

Во время оккупации Петергофа гитлеровцы переделали террасу  «Монплезир» под свои позиции, обустроив там огневую точку. Проявив себя далеко не «высшей расой», варварски уничтожили бесценную внутреннюю отделку дворца.  Кроме того, при отступлении силились окончательно расправиться с «Монплезиром», оставив незабываемый «подарок» – 5 мин замедленного действия. По счастливому стечению, обстоятельств мины вовремя были обезврежены саперами.

Послевоенным восстановлением музея-дворца занимались ведущие НИИ Ленинграда, и в 1960 году «Монплезир» снова распахнул двери для посетителей.

 


Добавил: ocean_2013

Добавить комментарий