Письмо из блокадного Ленинграда


Приведённое ниже письмо датировано 1 февраля 1942 года. Его нашли случайным образом в коммунальной квартире на Мойке. Письмо находилось среди старинных фотографий и открыток в фотоальбоме.

К сожалению, ничего не известно ни о владельцах фотоальбома; ни о семье, причастной к написанию данного письма; и тем более, ничего не известно о судьбах людей, которые упоминаются в письме. 

Здравствуй, дорогой муж и отец, Дмитрий Богданович!

Шлём тебе сердечный привет с наилучшими пожеланиями, а главное — здоровья. От тебя получили письмо 28-го/I-42 г., которое писано у тебя 11/XII-41 г. Про свою жизнь пишем тебе, что у нас условия жизни очень плохие; мы — жильцы ненадёжные: я, мать, еле ноги таскаю, хожу как на ходулях, Ольга тоже еле жива. Плохо очень с питанием, если остаётся которая [из нас] жива, то попадём прямо в историю. Теперь мы бы и хотели бы эвакуироваться куда-нибудь, да трудно выехать; да, и куда поедешь? В этой области Ленинградской губернии плохо везде: хоть на той же Вишере или Боровёнке. Хлеба нам на иждивенцев дают в день 250 грамм. Но, правда, хлеб чистый, не суррогат, но большой перебой с выпечкой: стоим с ночи, с часу или с двух, и целый день, и — еле достанешь, а то и 2 дня не едим ничего. Отдают мукой, но не выгодно: 65% за 250 грамм, [то есть] 165 грамм муки мелкой ржаной, а то и блинной, которая невыгодная.

Папа, почему ты нам не написал, получил ли ты справку, которую просил, насчёт Бориса? Мы тебе достали и заверили, а ты не написал, попалась она тебе или нет. От Бориса получили письмо и телеграмму 20-го/XI-41 г. Он был контужен воздухом авиабомбы и сброшен с машины, и ударился о скалу (летел несколько метров, был без сознания несколько суток и лежал в госпитале 20 дней; пишет, что поправился, хорошо, каким-то чудом остался жив, сам удивляется; а теперь давно уж нет писем). Папа, при первой возможности приезжай обязательно сюда и привези нам что-нибудь поесть из съестного, что только найдёшь, хоть дурынды [спресованный в бруски жмых от муки]! До того мы выголодались, что не секрет, застанешь ли в живых... Вещи твои хорошие снесены к тёте Шуре Петиной от бомбёжки, и до сих пор мы освобождены от бомбёжки с 5-го/XII-41 г. Дядя Петя находится не далеко от города Швеи.

1-го/II-42 г. Твоё семейство: жена Мария и дочь Ольга

Новости: папа умер, Андрей Ефимович, 23-го/XII-41 г. Как раз мама была там и на глазах у мамы скончался от крупозного воспаления лёгких и, главное, как и все, от истощения. 25-го/XII были похороны.


Проект

Петербург Центр

Сообщество

© Pererburg.center

Спроектирован и построен с любовью ко всему миру.
Не является офертой!
Все права защищены. Копирование и распространение аудио записей, текстов и другой информации запрещено.
На сайте работает система самоустранения ошибок: Все наши ошибки считайте за улыбки.
В сообществе мы публикуем все события города, новые аудиогиды и интересные статьи.
, если Вы настоящий ценитель Санкт-Петербурга и его истории!